E-Mail: unitedossetia@gmail.com

 

  • «ДЕКЛАРАЦИЯ Международного общественного движения «Единая Осетия»
  • «Леонид Тибилов: осетинский народ должен быть объединен»
  • «Распад государства и Кавказ, Каспий и Средняя Азия связаны войной»
  • CIS-EMO: некоторые нормы югоосетинского избирательного законодательства являются неправовымиОпубликовано: Международная мониторинговая организация CIS-EMO CIS-Europe Monitoring Organization. 18.01.2017.

    17 января во вторник парламент Республики Южная Осетия дал старт кампании по выборам президента Республики. К настоящему моменту определилась тройка основных кандидатов, объявивших о своей готовности бороться за высший государственный пост в стране. Это действующий президент Леонид Тибилов, председатель парламента Анатолий Бибилов и экс-президент Эдуард Кокойты.

    Миссии Международной мониторинговая организация CIS-EMO неоднократно принимали участие в наблюдении за выборами в Южной Осетии (парламентские выборы 2009 года, президентские выборы 2011 года, повторные президентские выборы 2012 года). В 2014 году был опубликован «Экспертный конституционно-правовой анализ законодательства о выборах Президента Республики Южная Осетия», в котором экспертами были отмечены как позитивные, прогрессивные аспекты югоосетинского выборного законодательство, так и определенные недостатки. С сожалением отмечаем, что отмеченные недостатки и противоречия не только не были устранены, но, наоборот, были усугублены в 2016 году в результате законотворческой деятельности в Южной Осетии. Более того, в сложившейся острой предвыборной ситуации, попытки не допустить одного из основных кандидатов к выборам, опираясь на антиконституционные, некорректные с правовой точки зрения законодательные нормы, могут привести к утрате легитимности результатов президентских выборов в РЮО в апреле 2017 года и даже социальному взрыву. По данным опросов, Э.Кокойты пользуется значительной поддержкой избирателей. При этом представители АП РЮО высказали свою позицию, тем самым оказывая давление на ЦИК РЮО.

    Приведем выдержки из доклада, опубликованного 13.02.2014 года. Ключевую роль в обеспечении выборного процесса играют «Конституционный закон Республики Южная Осетия «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Республики Южная Осетия» (Принят Парламентом РЮО 19 ноября 2008 года №119, с изменениями от 3 августа 2011 года) и Конституционный закон Республики Южная Осетия «О выборах Президента Республики Южная Осетия» (Принят Парламентом Республики Южная Осетия 7 сентября 2001 года с внесением изменений и дополнений от 23 августа 2006 года, с изменениями от 20 апреля 2011 года №72)». (Позднее в закон «О выборах Президента» были внесены дополнительные изменения, о которых ниже). «…Следует отметить, что с технико-юридической точки зрения должная гармонизация вышеназванных конституционных законов еще не проведена окончательно… Правоприменительная практика Республики Южная Осетия настоятельно требует некоей унификации избирательного законодательства и четкого понимания его правовой иерархии. Именно в этом ракурсе нам следует рассматривать Часть 7 Статьи 1 Конституционного закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права граждан на участие в референдуме», которая гласит: «Законы Республики Южная Осетия, нормативные правовые акты о выборах и референдумах, принимаемые в Республике Южная Осетия, не должны противоречить настоящему Конституционному закону. В случае если законы Республики Южная Осетия, нормативные правовые акты о выборах и референдумах, принимаемые в Республике Южная Осетия, противоречат настоящему Конституционному закону, применяются нормы настоящего Конституционного закона», — отмечалось в докладе.

    Если следовать этой норме (статья 1 часть 7 закона «Об основных гарантиях»), то закон «О выборах президента» в значительной своей части нерелевантен. Так, в статье 1 части 1, части 5 закона «Об основных гарантиях», говорится исключительно о гарантиях реализации избирательных прав граждан РЮО (выбирать и быть избранным), но никак ни об их ограничениях, как в законе «В статье 4 части 2 закона «Об основных гарантиях»: «Гражданин Республики Южная Осетия может избирать, быть избранным… независимо от … места жительства». В части 4 той же статьи 4 говорится: «Конституционными законами, законами Республики Южная Осетия могут устанавливаться дополнительные условия приобретения гражданином Республики Южная Осетия активного избирательного права, связанные с постоянным или преимущественным проживанием гражданина на определенной территории Республики Южная Осетия. Указанные условия не могут содержать какие-либо требования относительно продолжительности и срока такого проживания». Все это входит в прямое противоречие с пресловутым законом «О выборах президента» в части «ценза оседлости», который предусматривает необходимость «постоянного проживания» в течение 10 лет до регистрации на территории Республики.

    Можно найти и массу иных противоречий. Так в статье 30 «Об основных гарантиях» говорится: «Количество подписей, необходимых для регистрации кандидатов на должность Президента Республики Южная Осетия, составляет не менее 1000 подписей избирателей». А в конституционном законе «О выборах президента», в соответствии с поправками от 19 июля 2016 года, даются иные нормы — «не менее 3500 подписей избирателей, при этом на одну административно-территориальную единицу Республики Южная Осетия должно приходиться не менее 150 подписей избирателей, место жительства которых находится на территории данной административно-территориальной единицы». Закон «Об основных гарантиях» гарантирует, что решение о регистрации кандидата ЦИК должно быть принято в течение 10 дней после подачи документов, а КЗ «О выборах президента» говорит о том, что соответствующее решение должно быть принято не позднее, чем за 25 дней до выборов.

    В законе «Об основных гарантиях» четко оговорены возможные причины отказа в регистрации кандидату.  Их всего пять. Приведем их полностью:

    «а) существенное нарушение установленного Конституционным законом Республики Южная Осетия, законом Республики Южная Осетия порядка сбора подписей;

    б) недостаточное количество представленных достоверных подписей избирателей в поддержку кандидата или превышение установленной законом предельной доли недостоверных подписей среди подписей, подвергшихся проверке;

    в) недостоверность сведений, представленных кандидатом в соответствии с пунктом 2 статьи 27 настоящего Конституционного закона и пунктом 1 настоящей статьи, если недостоверность этих сведений носит существенный характер;

    г) существенное нарушение порядка создания избирательного фонда и расходования его средств;

    д) иные основания, предусмотренные настоящим Конституционным законом».

    То есть ни отсутствие пресловутого ценза, ни даже незнание государственного языка причиной отказа в регистрации, как следует из КЗ «Об основных гарантиях», быть не может.

    Это все следует из буквы законодательства и логики конституционного закона «Об основных гарантиях», как приоритетного по отношению ко всем иным конституционным законам и прочим актам.

    Однако югоосетинский законодатель, не только «плохо читал» свои собственные законы, но и допустил хаос в законодательстве, поскольку, как говорилось в докладе CIS-EMO 2014 года, «с правовой точки зрения оба конституционных закона имеют равную юридическую силу и недостаточно в одном из них заявить о приоритетности данного конституционного закона над другим конституционным законом в том или ином объеме правового регулирования. Отсюда совершенно очевидною является необходимость разрешения данных правовых коллизий именно на конституционном уровне, то есть путем непосредственного закрепления иерархии избирательных законов Республики Южная Осетия в самом тексте Конституции страны». Но югоосетинские законодатели этим не озаботились, чем поставили выборы на грань легитимности, а государство на порог хаоса.

    Цитируем далее доклад CIS-EMO 2014 года, который фактически предсказал нынешние проблемы:

    «Следует отметить, что та значительная актуализация в югоосетинском экспертном сообществе и в политическом бомонде проблематики введения в анализируемый закон (Пункт 2 Статья 1) положения о необходимости для кандидата в Президенты РЮО «постоянного проживания на территории РЮО последние 10 лет, предшествующих дню регистрации», действительно, имеет и существенное юридическое значение. С такой неоднозначной трактовкой достаточно сложно искать сам алгоритм четкого юридического разрешения ситуации… Автор данного экспертного анализа также считает, что целый ряд огрехов в текстуальном изложении тех или иных статей Конституционного закона РЮО «О выборах Президента Республики Южная Осетия» в плане отсутствия детальной регламентации их реализации создают достаточно серьезные сложности в плане его общей нормативности и правоприменения».

    Изменения в закон «О выборах Президента» от 19 июля 2016, касательно «конкретизации ценза оседлости», еще больше запутали ситуацию. Мало того, что основные выборные законы противоречат друг другу, идут вразрез с Конституцией РЮО, но исполнение этой нормы нельзя объективно проконтролировать при всем желании.

    «Срок проживания на территории Республики Южная Осетия считается постоянным, если лицо выезжало за пределы Республики Южная Осетия суммарно не более чем на 93 рабочих дня в течение одного года без уважительных причин… Информация о сроках отсутствия и о факте проживания лица на территории Республики Южная Осетия в течение 10 лет, предшествующих дню регистрации, предоставляется Центральной избирательной комиссии Республики Южная Осетия уполномоченным органом исполнительной власти Республики Южная Осетия согласно Конституционному закону Республики Южная Осетия «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Республики Южная Осетия», — говорится в поправке. Вместе с тем в «Законе о гарантиях» такой орган не определен.

    Впрочем, он и не может быть определен, так это противоречит Конституции РЮО (статья 24, пункт 2 «Каждый имеет право выезжать за пределы Республики Южная Осетия»; статья 36, пункт 2 запрещает «незаконный сбор, хранение, использование и распространение сведений о личной и семейной жизни человека»). Согласно же статье 2 пункту 2 основного закона РЮО, «Законы и иные нормативные правовые акты, противоречащие Конституции Республики Южная Осетия, не имеют юридической силы».

    В довершении картины заметим, что запросы сведений такого характера у российской стороны не могут и не будут удовлетворены, так как в Российской Федерации также Конституцией охраняются права и свободы человека и гражданина и также запрещается сбор, хранение и передача информации, касающейся личности. Такие сведения могут собираться и накапливаться только с санкции судебных органов при проведении негласных мероприятий, например — оперативно-розыскных. Пограничными органами могут использоваться такие автоматизированные системы, как «Каскад», которая позволяет фиксировать паспортные данные, время и направление движения лиц, пересекающих государственную границу, но эти сведения ими не могут передаваться в другие органы, тем более за рубеж. Поэтому возможный расчёт на то, что по запросу юго-осетинской стороны, российские органы, будут передавать сведения в отношении российских же граждан, является, мягко говоря, наивным.

    Таким образом, вследствие нестыковок и юридических противоречий, конституционный закон «О выборах президента Республики Южная Осетия» и пресловутый «ценз оседлости» являются юридическим нонсенсом (не определён механизм правоприменения) и противоречат Конституции РЮО. У Центральной избирательной комиссии отсутствует практическая и законная возможность производить подсчёт конкретного количества дней отсутствия, присутствия на территории РЮО того или иного кандидата.

    CIS-EMO продолжает следить за развитием ситуации.

    Предыдущая страницаREGNUM. Референдуму в Южной Осетии — новую повестку дня! Обращение Эдуарда Кокойты Следующая страницаREGNUM. Южная Осетия: Мусорный социологический опрос. Почему нельзя верить социологическим данным из Южной Осетии или как дезинформируют федеральных чиновников